+7 (495) 120 22 95

Контактная информация

Окно подтверждения заказа

25 марта

Это не просто баня. Это – Сандуны 

Помнится, как в годы юности 1-2 раза в месяц собиралась команда из приятелей старшеклассников, а позже и студентов для традиционного субботнего посещения Сандуновских бань. Это был почти священный ритуал, нарушить который считалось поступком, недостойным мужчины. Почему именно Сандуны – вопрос не стоял, хотя в Москве не один десяток приличных бань. Но то были обычные бани, в них можно было сходить и без компании, просто помыться (в то время далеко не все московские семьи жили в отдельных квартирах с собственными ванными). А вот Сандуновские бани представлялись нам (да и были на самом деле) единственным и неповторимым Дворцом банного искусства и культуры чистого тела. Здесь чувствовалась основательность подходов к процессу очищения не только тела, но и духа, интуитивно ощущалась связь времён и метафизическое родство с множеством людей, побывавших здесь за много лет до тебя (как писал В. Гиляровский « в этих банях перебывала вся грибоедовская и вся пушкинская Москва»).

 Мы тогда мало интересовались историей этого заведения и, пожалуй, даже не задавались вопросом, почему бани так называются. Мы взахлёб обсуждали важные, как нам казалось, вопросы: футбол, девчонок, учёбу, перспективы попасть в армию и т.д., а неповторимая и абсолютно демократичная атмосфера Сандунов (она прекрасно показана в фильме «Старый Новый год») делала наши споры ещё более яркими и страстными. Спустя много десятилетий память бережно хранит эти тёплые и нежные воспоминания, хоть и в Сандунах уже не был бессчётное множество лет, да и друзья-приятели разлетелись по всему миру. И эти воспоминания вызывают интерес к истории Сандуновских бань, оставивших такой след на всю жизнь.

Как ни странно, но возникновением знаменитых бань мы обязаны любовью императрицы Екатерины Великой к театральному искусству. Именно в её придворном театре играли молодые и талантливые актёры Елизавета Уранова и Сила Сандунов. Узнав, что они влюблены друг в друга, она решила обвенчать их сама, а в подарок пожаловала изумительной чистоты бриллианты. Жених оказался вполне практичным человеком и распорядился подарком по деловому: вложил средства в земельный участок возле московской речки Неглинки. Он и в дальнейшем продолжал скупать все соседние землевладения, снося все имеющиеся постройки и подготавливая площадку для будущих жилых и торговых кварталов. Однако что-то заставило его переменить решение и начать на освободившейся территории строительство бань, получивших впоследствии его имя. 

В Сандуновских банях, открывшихся в 1808 году, как-то сразу сфокусировалась вся московская светская и общественная жизнь. Посещение бань стало считаться хорошим тоном среди всей московской знати, включая членов Аглицкого клуба и завсегдатаев салона княгини Волконской. Новомодное заведение, являясь по сути «дворцом чистоты», обладало в то же время функциями клуба и лечебницы. Аристократии предлагались особо изысканные нумера с мебелью из ценных пород дерева, серебряным инвентарём и дорогими аксессуарами. Поощрялись чудачества особо обеспеченных клиентов: богатые дамы, к примеру, посещали заведение, не расставаясь с любимыми собачками. Кстати, именно в Сандунах банные отделения впервые были разделены на мужские и женские (прежде на Руси мылись в общих помещениях).  

Сделать предприятие высокодоходным Силе Сандунову не удалось, и через несколько лет он с облегчением сдал бани в аренду купцу Василию Ломакину и мещанину Петру Милютину. У тех дело пошло гораздо веселее, они быстро разбогатели и стали скупать доходные дома. Тем временем популярность Сандунов росла, как на дрожжах, а вот в семье у Силы отношения между супругами заметно ухудшились. В конце концов, их брак распался, и предприятие перешло во владение Е. Урановой, доказавшей, что она сделала в него серьёзные  финансовые вложения. 

Благодаря чуду или по причине основательности строительных конструкций бани успешно перенесли знаменитый московский пожар 1812 года во времена наполеоновского нашествия.  В дальнейшем Сандуновские бани многократно меняли владельцев и арендаторов, но сами практически не изменялись.  Так продолжалось до 1890 года, когда детище Силы Сандунова среди множества прочей собственности и недвижимости досталось в наследство дочери московского миллионера И.Г. Фирсанова Вере. Вера была замужем, так вот её муж А.Н. Гонецкий проявил особый интерес именно к этой части наследства и сумел убедить супругу, что бани сильно устарели и их следует переделать в соответствии с духом времени. Он поставил перед собой цель создать «дворец для бань, какого Москва не видывала».

Всерьёз взявшись за дело, Гонецкий совершил длительное зарубежное турне. В путешествии он знакомился с банными обычаями разных стран, досконально изучал архитектурные особенности и инженерное обеспечение банных комплексов. По возвращении домой Гонецкий провёл конкурс проектов на реконструкцию Сандуновских бань и по его результатам пригласил для работы архитектора из Вены Бориса Фрейденберга, проект которого был признан лучшим из представленных. Тот с радостью согласился и принялся за работу с большим рвением.

На открытие в 1896 году обновлённых Сандунов собралась поглазеть добрая половина Москвы. Обыватели были поражены причудливостью архитектурного стиля: здесь в смешении рококо, барокко и готики просматривались элементы классицизма, акценты фабричного стиля и ренессанса. И всё это очень необычно и невероятно талантливо. Но не буйство архитектурных фантазий оказалось главным достоинством новых Сандунов, а многочисленные технические новинки в инженерном обеспечении банного комплекса, не имевшие аналогов не только в Москве, но и во многих городах Европы. Над проектом технического обеспечения Сандунов несколько лет работала специальная комиссия, составленная из лучших российских учёных и инженеров. Каковы же главные технические достижения новых Сандунов? 

-- Была успешно решена непростая для Москвы тех лет проблема снабжения водой. Потребность в воде оценивалась в 20 тысяч вёдер каждый час, что составляло более трети мощности имеющихся водопроводных сетей. Из Москвы-реки в черте города вода не годилась из-за загрязнённости заводскими сбросами (уже тогда!). Поэтому место забора выбрали за Бабьегорской плотиной, там вода была относительно чистая. От водозабора к банному комплексу была построена отдельная водопроводная магистраль, по которой вода закачивалась в накопительные резервуары. Попасть в баню вода могла только после прохождения через фильтровальную станцию, оборудованную системой фильтров новейшей конструкции. Степень очистки была столь высокой, что вода приобретала качество питьевой;

-- Согласно проекту на «банном» трубопроводе устанавливались противопожарные краны с интервалом 100 метров. Для Москвы, наполовину деревянной, это было очень полезное новшество, значительно облегчавшее актуальную задачу борьбы с пожарами;
Каждое отделение Сандунов, в отличие от других бань, снабжалось по собственной магистрали, которая при необходимости ремонта отключалась без ущерба для других отделений, продолжавших работу. Техническое подземелье бань представляло собой настоящий лабиринт из направленных в разные стороны трубных магистралей, отводов, кранов и предохранительных клапанов;

-- Нагрев воды осуществлялся тремя мазутными котлами, ёмкостью по 150 м3 каждый. От использования угля отказались сознательно, из желания избежать угольной пыли в помещениях бань;

-- Для владельцев Сандунов вопросы гигиены всегда были в центре внимания, т.к. все прочие московские бани частенько грешили проявлениями антисанитарии. Моечные помещения здесь были снабжены системами вентиляции с двукратным воздухообменом, а в специально отведённые санитарные дни все поверхности тщательно вымывались водой и просушивались горячим воздухом. Регулярный врачебный надзор за обслуживающим персоналом также был впервые введён именно в Сандуновских банях;

--Особая гордость обновлённых Сандунов – электрическое освещение, осуществлявшееся тысячью лампочек по 16 ватт. Для этого была сооружена собственная электростанция. Её мощности хватало не только на собственные нужды, но и, например, на иллюминацию торжественной церемонии по случаю коронации царя Николая II, проведённой в 1896 году.

Не менее примечательной чертой обновлённых Сандунов стали интерьеры, богатство и мастерство оформления которых сделали бы честь многим дворцам и особнякам московской аристократии. В создании этой роскоши вместе с Фрайденбергом активно участвовал архитектор  С.М. Калугин, член академии художеств. Престижные материалы для отделки везли со всех концов Европы: мрамор – из Италии и Норвегии, английский кафель, германскую и швейцарскую плитку для пола. 

Сандуновские «нумера» славились по всей России. Чтобы в них очутиться, нужно миновать внутренний двор, отделанный в арабском стиле. Располагались здесь недорогие номера, с одной ванной, по 40 копеек. А были и роскошные апартаменты из пяти комнат по 5 рублей с гостиной, будуаром, раздевальней, баней и парильней. Дешёвые отделения размещались в других корпусах и делились на шесть ценовых разрядов. Как мужские, так и женские отделения оборудовались душевыми кабинами. Несмотря на ценовую доступность, для оформления комнат отдыха использовались ковры, зеркала, удобная и стильная мягкая мебель. Светильники оформлены плафонами авторского исполнения художника Томашки. В отделении располагалась мыльня со скамейками из мрамора, а также проточный бассейн, облицованный фарфором. Из мыльни можно попасть в парную или через другую дверь – в ванную комнату. В парильнях полки были устроены в двух ярусах с различной температурой. 

Самые дешёвые 5-копеечные отделения по удобству оформлению почти не уступали дорогим, разве что материалы отделки и мебель чуть проще. Зато во дворе имелся прекрасный открытый бассейн. А мужское отделение за 50 копеек было знаменито своим вестибюлем в стиле рококо, являющимся благоухающим зимним садом, круглый год утопающим в зелени. Поражал воображение огромный римский бассейн, освещаемый дневным светом сквозь стеклянную крышу. Имелась здесь и сухая баня по-ирландски, а также читальня, парикмахерская и комната отдыха для некурящих. 

Престижность Сандунов поддерживалась и в советский период, однако длительная эксплуатация без капитальных вложений не могла пройти бесследно: со временем утрачивались многие оригинальные интерьерные элементы и детали фасадов, общий облик неуклонно искажался. Первый капремонт с элементами реконструкции был произведён лишь в 1944 г. Сегодня комплекс Сандуновских бань является охраняемым государством памятником архитектуры  (взят на учёт в 1991 г.). Так что и в наши дни Сандуны остаются действующим образцом русской бани и памятником банной культуры.   

Владимир Евгеньевич

Эксперт